• Приглашаем посетить наш сайт
    Чехов (chehov.niv.ru)
  • Cлово "ХОРОШИЙ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y
    Поиск  

    Варианты слова: ХОРОШЕЕ, ХОРОША, ХОРОШЕГО, ХОРОШО

    1. Золотая рота. Глава третья
    Входимость: 29. Размер: 55кб.
    2. Большой Джон. Глава 5
    Входимость: 23. Размер: 69кб.
    3. На всю жизнь (Юность Лиды Воронской)
    Входимость: 22. Размер: 172кб.
    4. Огонек. Из дневника Ирины Камской
    Входимость: 19. Размер: 141кб.
    5. Большой Джон. Глава 7
    Входимость: 18. Размер: 62кб.
    6. За что? Дневник Лидии Воронской
    Входимость: 17. Размер: 133кб.
    7. Золотая рота. Глава четвертая
    Входимость: 15. Размер: 58кб.
    8. Записки сиротки. Часть II
    Входимость: 15. Размер: 74кб.
    9. Дели-акыз. Пролог. Глава II
    Входимость: 13. Размер: 19кб.
    10. Люсина жизнь. Часть 2. Ее отрочество. I. Пестрый день
    Входимость: 13. Размер: 33кб.
    11. Лесовичка. Часть четвертая. Дневник Ксани
    Входимость: 12. Размер: 80кб.
    12. Большая душа. Глава II
    Входимость: 11. Размер: 81кб.
    13. Мой принц. Глава 2
    Входимость: 11. Размер: 61кб.
    14. Генеральская дочка. Глава десятая
    Входимость: 11. Размер: 19кб.
    15. Юркин хуторок. Глава V
    Входимость: 11. Размер: 32кб.
    16. Мой принц. Глава 8
    Входимость: 11. Размер: 54кб.
    17. Мой принц. Глава 5
    Входимость: 11. Размер: 47кб.
    18. Большая душа. Глава VI
    Входимость: 10. Размер: 71кб.
    19. Поповна
    Входимость: 10. Размер: 31кб.
    20. Люсина жизнь. Часть 3. Юность. IV. Тернии
    Входимость: 10. Размер: 22кб.
    21. Большая душа. Глава VII
    Входимость: 10. Размер: 66кб.
    22. Большая душа. Глава VIII
    Входимость: 10. Размер: 37кб.
    23. Гимназисты. Глава XVIII. Перед разлукой.
    Входимость: 10. Размер: 24кб.
    24. Умница-головка. Часть вторая
    Входимость: 10. Размер: 47кб.
    25. Золотая рота. Глава шестая
    Входимость: 10. Размер: 23кб.
    26. Бобик
    Входимость: 9. Размер: 26кб.
    27. Мой принц. Глава 4
    Входимость: 9. Размер: 69кб.
    28. Смелая жизнь. Часть вторая. Глава VII. Ефрем Баранчук. -- В лесу
    Входимость: 9. Размер: 40кб.
    29. Мой принц. Глава 3
    Входимость: 9. Размер: 63кб.
    30. Т-а и т-а (Тайна института). Глава X
    Входимость: 9. Размер: 33кб.
    31. Тринадцатая. Глава 5
    Входимость: 9. Размер: 56кб.
    32. Тринадцатая. Глава 6
    Входимость: 9. Размер: 37кб.
    33. Люсина жизнь. Часть 2. Ее отрочество. V. Подвиг
    Входимость: 9. Размер: 29кб.
    34. Первый день (Быль)
    Входимость: 9. Размер: 71кб.
    35. Люсина жизнь. Часть 3. Юность. I. В одно осеннее утро
    Входимость: 9. Размер: 29кб.
    36. Умница-головка. Часть третья
    Входимость: 8. Размер: 46кб.
    37. Паж цесаревны. Часть I. Глава XII. Цесаревнины грезы
    Входимость: 8. Размер: 18кб.
    38. Юркин хуторок. Глава III
    Входимость: 8. Размер: 33кб.
    39. Грозная дружина. Часть первая. 11. Новые знакомые. - Прятки. - Роковое открытие
    Входимость: 8. Размер: 31кб.
    40. Кис-кис
    Входимость: 8. Размер: 33кб.
    41. Коваленко С.: Феномен Лидии Чарской
    Входимость: 8. Размер: 21кб.
    42. Люсина жизнь. Часть 2. Ее отрочество. IV. Горе
    Входимость: 8. Размер: 19кб.
    43. За что? Часть вторая. Глава III
    Входимость: 8. Размер: 23кб.
    44. Джаваховское гнездо. Глава 2
    Входимость: 8. Размер: 71кб.
    45. Трофимова Елена: Скорби и радости Лидии Чарской
    Входимость: 8. Размер: 63кб.
    46. Мастерская мадам Пике
    Входимость: 8. Размер: 112кб.
    47. Семья Лоранских. Глава VII
    Входимость: 7. Размер: 12кб.
    48. Так велела царица
    Входимость: 7. Размер: 65кб.
    49. Записки институтки. Глава XXI. Экзамены. Чудо
    Входимость: 7. Размер: 22кб.
    50. Люда Влассовская. Часть первая. В институтских стенах. Глава V
    Входимость: 7. Размер: 28кб.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Золотая рота. Глава третья
    Входимость: 29. Размер: 55кб.
    Часть текста: восемью и десятью часами вечера в "Олене", самом дешевом трактире маленького города, собираются его завсегдатаи. "Золоторотцы", покончившие с дневным промыслом, имеют обыкновение по пути в "роту" оставить у "Оленя" всю дневную выручку. Там ждет их неизменная косушка, а иной раз и сороковка в зависимости от финансового положения серой братии, с тарелочкой грошовых грибов, плавающих с кусочками лука в постном масле, или рыночная селедка, более требовательная закуска. Марк пошел не один к "Оленю", его сопровождал Черняк, захваченный по дороге. Первое, что бросилось в глаза приятелям, когда они переступили порог заветного трактира, было серое клубящееся облако дыма, среди которого туманно вырисовывались контуры успевших загулять завсегдатаев. Запах махорки, кислой капусты, пота и спирта сильно ударял по носу, кружа голову. Марк с трудом добрался до стойки кабатчика и потребовал пару пива и сороковку водки для Черняка, бросив на прилавок монету, данную ему как-то отцом в хорошую минуту. Сам Марк не пил, испытывая инстинктивное отвращение к вину и пиву. Некрашеный стол, покрытый дырявой камчатной салфеткой, залитой пивом и повсюду усеянной жирными пятнами, оказался единственным не занятым в комнате. Оба приятеля присели к нему. В первую минуту было трудно разобрать что-либо в клубах дыма, застлавших все помещение трактира. Но мало-помалу глаз привык к нему, и можно было разглядеть ближайшие предметы. В первой комнате "Оленя" за круглыми и четырехугольными столиками сидело несколько извозчиков за мирной порцией чая; подальше, у окна два жандармских унтер-офицера из крепостного гарнизона угощали наперебой девицу с густо нарумяненными щеками и взбитой челкой на лбу. А еще дальше, за большим столом сидела кучка "золоторотцев", среди которых находились хорошо знакомые Марку Извозчик, братья-близнецы и рыжий Михайло Иванович. Кроме них, было еще...
    2. Большой Джон. Глава 5
    Входимость: 23. Размер: 69кб.
    Часть текста: с шумно вбежавшею из коридора толпою воспитанниц вошел нервной, развинченной походкой человек в виц-мундире, с огненно-рыжей растительностью на голове, с очками на носу, историк Стурло, или "Рыжебородый Тор" по прозвищу неумолимых институток. - Спасибо, девицы! Отличились перед преосвященным... Покорно благодарю... Вот Даурская только... Священные предметы в рот, девицы, брать не полагается... А так все хорошо... Все хорошо... И даже отлично! Гроза лентяек и долбежек одновременно, Николай Петрович Стурло требовал сознательного и честного отношения к своему предмету, который он любил всей душой. - Задалбливанием и зубрежкой вы меня не надуете, - говорил он часто самым лучшим ученицам класса, - вы мне выводы-с подавай-те-с... Причину и следствие того-с или другого-с факта... Чтобы я знал, что у вас в голове мозги-с, а не труха-с сенная... Он был нервен, зол, взыскателен, но справедлив, и хотя его боялись, но любили почти все его многочисленные ученицы. Сегодня, на последнем уроке Стурло, все сидели как на иголках. "Скажет или не скажет прощальную речь?" - мелькало в каждой юной головке. Обожательница Стурло - Малявка - приготовила своему кумиру мелок в великолепном наряде из тюлевой бумаги с ослепительно розовым бантом из атласных лент. Мелок в виде кукольной балерины лежал на самом видном месте у чернильницы. Когда Стурло понадобилось написать программу по хронологии, он схватил мелок, подошел к доске и тотчас же, брезгливо гримасничая, отшвырнул от себя нарядную "штучку". - Черт знает, что такое!.. Писать нельзя!.. Дайте мне что-либо попроще, девицы, - морщась, бормотал он, в то время как багровая от смущения Малявка делала над собой самые страшные усилия, чтобы не расплакаться...
    3. На всю жизнь (Юность Лиды Воронской)
    Входимость: 22. Размер: 172кб.
    Часть текста: Черкешенка, Елена Гордская, моя любимица, расчесывает у окна черные косы и мурлычет какой-то романс. Толстушка Додошка Даурская, хохотушка и лакомка, с набитым леденцами ртом вертится подле моей постели, на которой разложено легкое белое платье. Между нами, выпускными, было давно уже решено не делать нарядных платьев ко дню акта, с тем чтобы предназначенные на это деньги пожертвовать на поездку и лечение нашей больной классной дамы фрейлейн Фюрст; но наши баловники, родные, не пожелали лишить нас удовольствия, и более богатые дали возможность менее состоятельным семьям одеть их детей в традиционный актовый наряд. Больная же классная дама получила возможность лечиться на юге. Мой костюм удался на славу. Разложенное на постели белое платье оказалось чудом красоты. Вокруг него теснились подруги и, громко ахая, восхищались вкусом моей мачехи, "мамы Нэлли". Ольга Елецкая, по прозвищу Лотос, высокая черноволосая девушка, большая фантазерка, восхищалась больше других. Впрочем, на этот раз даже такие серьезные особы, как "профессорша", Женя Бутусина, Вера...
    4. Огонек. Из дневника Ирины Камской
    Входимость: 19. Размер: 141кб.
    Часть текста: заключала с театральными директорами контракт. И вот наконец судьба нас забрасывает в наш городок… Контракт на три года… Шикарно! Мама торопится пригласить учителя давать мне уроки. До сих пор она занималась со мною сама между репетициями и спектаклями. (А роли учила ночью, бедная моя мамуля! Нелегко ей было это!) Учитель меня подготовил блестяще. Результат налицо. За все последние три года мама только и твердила о том, что верх ее желания — это поместить меня в одну из петербургских гимназий, устроив в имеющемся при ней общежитии, так как она (моя Золотая надеялась на это) должна была изменить свою кочевую жизнь провинциальной актрисы, приехать в столицу, добиться дебюта на образцовой сцене и уже окончательно водвориться на ее подмостках "хотя бы под старость". "Под старость" — это не мое, а ее слово. Когда мамуля принимается говорить про свою старость, я начинаю во все горло хохотать. Золотой 34 года, но она кажется двадцатипятилетней. Ужасно смешно видеть нас вместе. Точно сестры. Нас и принимают за сестер, и мамочка всегда страшно обижается на это. — Зачем ты смеешься, Огонек, или тебе не хочется больше быть моей милой дочуркой? — спрашивает она в этих случаях меня, беснующуюся от смеха. О, Золотая! Пусть я проживу сто лет, чтобы любить тебя эти сто лет так же горячо и много, как я люблю тебя в эти минуты! Ты недаром прозвала меня Огоньком, дорогая моя мама, за мою способность вспыхивать и загораться от гнева, счастья или восторга. Я — твой Огонек и хочу гореть лишь для тебя всю мою жизнь, всю мою долгую жизнь, Золотая! Итак, сегодня счастливый день, и я решила отпраздновать его на славу. После урока физики, когда «экстерки» по обыкновению с веселым смехом и шумом высыпали на улицу, а мои подруги по интернату, сгруппировавшись у окна, жадным взором провожали уходивших, я незаметно подкралась к ним и голосом герольда из балаганной...
    5. Большой Джон. Глава 7
    Входимость: 18. Размер: 62кб.
    Часть текста: в дортуары и велели ложиться спать. Дежурная Медникова, уложив выпускных, скрылась, торопливо крестясь тайком. Она боялась грозы. Боялись и девять десятых всего института. Все легли, но никто не мог уснуть. Из дортуаров младших неслись истерические крики и всхлипывания. В "выпускном" дортуаре, на крайнем окне, держась за оконную раму, стояла Сима Эльская. Она звучно декламировала: Люблю грозу в начале мая, Когда весенний первый гром, Как бы резвяся и играя, Грохочет в небе голубом... Оглушительный раскат грома прервал ее. Молния золотисто-огненной змеею проскользнула где-то близко-близко. - Отойди от окна, Волька, тебя убьет! - взвизгнула Малявка и полезла головой под подушку. Перед киотом стояла Карская и один за другим отбивала земные поклоны. - Свят, свят, свят, Господь Саваоф! В другом углу Пантарова-первая кричала: - Если нас убьет грозою, как вы думаете, mesdam'очки, будет плакать Чудицкий? Рант носилась подобно мотыльку по дортуару. - Не бойтесь, не бойтесь, душки! - говорила она. - Если умрем, то все умрем сразу, молодые, цветущие... Хорошо!.. Невесты Христовы! Все до одной! И экзаменов держать не надо. И протоплазма не срежет никого... Умрем до физики, душки!.. Хорошо!.. - Рант, противная, не смей предсказывать! Тьфу... тьфу... тьфу!.. - рыдала и отплевывалась в одно и то же время Додошка. - Умирай одна, если тебе так нравится. Ты и так "обреченная", а я не хочу, не хочу, не хочу! - Додошка, на том свете пирожных-то не дадут, а?.. Ясно, как шоколад! - повернулась к ней Сима. - Отстань! Все отстаньте! Ай! Ай! Ай!.. - взвизгнула Даурская, потому что в этот миг золотая игла молнии снова осветила спальню. Зажав уши и плотно...

    © 2000- NIV