• Приглашаем посетить наш сайт
    Чехов (chehov.niv.ru)
  • Cлова на букву "H"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    1HALT
    3HAND
    1HAST
    7HEN
    3HER
    2HEREIN
    1HERO
    13HERR
    2HIER
    14HONNEUR
    4HUI

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову HONNEUR

    1. Не судьба
    Входимость: 1. Размер: 13кб.
    Часть текста: почки. Кузен Пика, толстый коротенький кавалерийский юнкер, выступал подле Лулу особенной походкой с "развальцем", свойственной одним кавалеристам. Через открытые окна нижнего этажа лилась свободная и сильная трель заезжего тенора Борского, ярого поклонника матери Лулу. Лулу слышала пение Борского, смотрела в голубое небо большими вопрошающими глазами, скашивая их по временам на коротенькую фигуру Пики, и была счастлива. Пика ей нравился давно, когда еще двенадцатилетним кадетиком приезжал к ним на каникулы, в это самое "Зеленое", где они с матерью проводят весну до заграничной поездки. Уже тогда она изменила своему любимому герою, Александру Македонскому и влюбилась в Пику... Тогда он был еще худенький, беленький и красивый мальчик -- и его сердце было полно ею, Лулу... Теперь он превратился в упитанного, самодовольного кавалериста, проводящего все свободное от занятий время у какой-то Лиз, не то француженки, не то еврейки, и делает долги, чтобы дарить ей бриллианты. Лулу ненавидит эту Лиз, погубившую, по ее мнению, Пику, но разлюбить Пику она не может... После Александра Македонского она признает его, только его... И Пика чувствует это... И доволен... Бесконечно доволен... Лулу, правда, некрасива, но у нее миллионы, которые стоят красоты. И потом, красивая жена -- бремя. Он видит это...
    2. Некрасивая. Глава II. Ло делается институткой.
    Входимость: 1. Размер: 9кб.
    Часть текста: Антоновной Вязьминой, начальницей N-ского института. -- Четырнадцать! -- отвечала я тихо, мучительно краснея по привычке под взором пристально обращенной на меня пары глаз. -- Только-то! А мне казалось, что вы несколько старше, -- мягко произнесла она, протягивая руку и проводя ею по моим густым, тщательно причесанным волосам. Увы! Это было так обычно для меня, что всем я казалась много старше моих четырнадцати лет! Ведь я была высока, как вешалка, старообразна и дурна при этом! Боже мой, как дурна и безобразна была бедная Ло! Должно быть, мысли бродившие у меня в голове, отражались на лице моем черной тенью, потому что начальнице как будто сделалось жаль меня и положив мне на плечи свои маленькие аристократические руки с тонкими, длинными пальцами усыпанными перстнями, она проговорила еще мягче и ласковее, нежно наклоняясь ко мне: -- О, мы будем хорошо учиться! Я не сомневаюсь в этом! эИ крепко поцеловала меня в лоб своими добрыми розовыми губами, прежде нежели я могла ответить ей на ее слова. -- Ну, графиня, проститесь с вашей внучкой. Я отведу ее в класс. А вас попрошу приехать в ближайший приемный день навестить девочку! Проститесь и вы с вашей бабушкой, дитя мое. И Александра Антоновна слегка толкнула меня по направлению той, перед кем я беспричинно трепетала все долгие годы моего детства. -- До свидания, Ло. Учитесь хорошо, будьте прилежны, и помните каждую минуту, что...
    3. Люда Влассовская. Часть первая. В институтских стенах. Глава V
    Входимость: 1. Размер: 28кб.
    Часть текста: Хорошо же ты знаешь историю Франции, если в нынешнее время находишь в ней революцию и эмигрантов... - Ах, оставь, пожалуйста, Запольская, - взбеленилась Миля, - не мешай мне фантазировать, как я не мешаю тебе писать твои глупые стихи! - Глупые стихи! Глупые стихи! - так и вспыхнула Краснушка, мгновенно дурнея от выражения гнева на ее оригинально-красивом личике. - Mesdam'очки, разве мои стихи так дурны, как говорит Корбина? Будьте судьями, душки! - Перестань, Маруся! - остановила я мою расходившуюся подругу. - Ну, пусть Миля восторгается своей принцессой и несет всякую чушь, какое тебе дело до этого? - И то правда, Галочка, - разом успокаиваясь, произнесла Краснушка. - Пусть Милка паясничает и юродствует, сколько ей угодно... Только ты, Люда, обещай мне, что ты не пойдешь больше на последнюю аллею и не будешь разговаривать с этой белобрысой гордячкой. - Конечно, не буду, смешная ты девочка! - поторопилась я успокоить моего друга. - Побожись, Люда! Я побожилась, трижды осенив себя крестным знамением (самая крепкая и ненарушимая клятва в институтских стенах). - Спасибо тебе, Галочка! - мигом просияв, произнесла Краснушка. - Ах, Люда, ты и не подозреваешь, как ты мне дорога... Право же, я люблю тебя больше всех на свете... И мне досадно и неприятно, когда ты говоришь и ходишь с другими... Мне кажется, что я больше всех остальных имею право на твою дружбу. Не правда ли, Люда? Я молча кивнула ей. - Ну вот! Ну вот! - обрадовалась она. - А тут...
    4. Записки институтки. Глава XIV. 14 ноября
    Входимость: 1. Размер: 13кб.
    Часть текста: театр, а вечером для всех - старших и младших - был бал. С утра мы поднялись в самом праздничном настроении. На табуретах подле постелей лежали чистые, в несколько складочек праздничные передники, носившие название "батистовых", такие же пелеринки с широкими, жирно накрахмаленными бантами и сквозные, тоже батистовые рукавчики, или "манжи". За утренним чаем в этот день никто не дотронулся до казенных булок, предвкушая более интересные блюда. Старшие явились в столовую тоненькие, стянутые в рюмочку, с взбитыми спереди волосами и пышными прическами. Ирочка Трахтенберг воздвигла на голове какую-то необычайную шишку, пронзенную красивою золотою пикой, только что входившую в моду. Но, к несчастью, Ирочка попалась на глаза Елениной, и великолепная шишка с пикой в минуту заменилась скромной прической в виде свернутого жгута. - Mesdames, у кого я увижу подобные прически - пошлю перечесываться, - сердилась инспектриса. Богослужение в этот день было особенно торжественно. Кроме институтского начальства были налицо почетные опекуны и попечители. После длинного молебна и зычного троекратного возглашения диаконом "многолетия" всему царствующему дому, мы, разрумяненные душной атмосферой церкви, потянулись прикладываться к кресту. Проходя мимо Maman и многочисленных попечителей, ...
    5. Большой Джон. Глава 2
    Входимость: 1. Размер: 42кб.
    Часть текста: мудренее. Эта спальня, "дортуар" по-институтски, представляла собой длинную, узкую комнату с иконой в углу, перед которой теплилась хрустальная лампада. В противоположном углу стояло высокое узкое трюмо. Далее была дверь, ведущая в умывальную. Четыре ряда кроватей с жесткими матрасами и казенными нанковыми одеялами были размещены таким образом, что соприкасались изголовьями одна с другой. Подле каждой постели находился ночной столик, разделяющий кровати небольшим, узким пространством, называемым "переулком". В ногах кроватей стояли деревянные табуреты, на которых лежало аккуратно сложено на ночь платье воспитанниц. Сами воспитанницы сидели, разбившись группами, на постелях и табуретах в "собственных" фланелевых цветных юбочках и "собственных" же байковых платках на плечах. На каждом ночном столике стоял подсвечник из цветного хрусталя с зажженной свечою. Отблески свечей играли на стенах, и делали казенную неуютную спальню веселее и наряднее, нежели днем. По оживленным спорам девочек, по их взбудораженным лицам было видно, что недавний переполох еще далеко не улегся в этом девичьем заповеднике, отделенном толстыми, крепкими стенами от всего прочего мира. Когда Лида Воронская, возбужденная и запыхавшаяся, со съехавшей набок пелеринкой, вбежала сюда, все разом повскакивали со своих мест и окружили подругу. - Что такое?.. Как нет Черного Принца?.. Кто же был человек в плаще?.. И где ты пропадала все время?.. - посыпались на нее вопросы. Лида едва успевала отвечать любопытным подругам. - Повторяю еще раз: Черного Принца нет. Все выдумки и чепуха! - Неправда! Ложь!.. Я видела черные крылья за плечами незнакомца и мрачные глаза, сверкавшие из-под капюшона, - доказывала Додошка. - Додошка,...

    © 2000- NIV