• Приглашаем посетить наш сайт
    Ахматова (ahmatova.niv.ru)
  • Cлова на букву "L"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    13LES
    1LEUR
    2LIEBE
    1LIEU
    53LISE
    2LIV
    322LLE
    5LOWE
    1LUCIA
    1LUI
    29LYDIE

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову LYDIE

    1. За что? Часть вторая. Глава III
    Входимость: 1. Размер: 23кб.
    Часть текста: кокарды. Шелковые чулки нежного голубого цвета, такие же туфельки на ногах и... я бегу показываться "солнышку" в моем новом костюме. Он сидит в тужурке в кабинете и пишет что-то у стола. Я в ужасе. -- Ах, ты еще не готовь, "солнышко"! Но как это можно? Ведь мы опоздаем! -- говорю я тоном глубокого отчаяния. -- Успокойся, деточка. Ты поспеешь с тетей вовремя. --отвечает он, лаская меня. -- А я позднее приду. -- Позднее!.. ну-у... И лицо мое вытягивается в скучающую гримасу. Я так люблю ходить в гости с моим дорогим, ненаглядным отцом. И вот... Но предстоящий праздник так увлекает меня, что я скоро забываю это первое маленькое разочарование. И быстро целую "солнышко" и вприпрыжку бегу к дверям. -- Лидюша! -- останавливает меня голос отца, когда я уже достигла порога. --Поди-ка сюда на минутку. Что-то необыденное слышится мне в нотах этого голоса, и в одну минуту я перед ним. -- Видишь ли, девочка, -- говорит папа, и глаза его смотрят не в мое лицо, а куда-то повыше, на мою голову, где в русых кудрях виднеется голубенький бантик-кокарда, -- сегодня к генеральше Весманд со мною приедет одна твоя тетя: моя кузина Ронова... тетя Нэлли... Будь любезна с нею... Постарайся, чтобы она тебя полюбила... -- Зачем? -- срывается с моих губ. Папа теперь уже не смотрит на голубенькую кокарду, а прямо на меня, в мое лицо. -- Тетя Нэлли, как ты сама убедишься, очень хорошая, добрая девушка... Ее нельзя не любить, -- говорит он с каким-то особенным выражением. "Хорошая, добрая девушка". -- эхом повторяло что-то в моем мозгу. И ради нее "солнышко" не идет вместе со мною и Лизой на праздник, а придет позднее... Да! Очень хорошо! И я уже ненавижу эту "хорошую, добрую девушку". Ненавижу всей душой. Я не знаю, что ответить папе, и в волнении тереблю конец моего голубого пояса, и рада, бесконечно рада,...
    2. Лидочка
    Входимость: 1. Размер: 25кб.
    Часть текста: обеими руками в груду белья, наложенного горкой, и сильно захлопывает крышку дорожного сундука, обитого клеенкой и украшенного металлическими пуговками. Громкий продолжительный звонок долетает из передней настойчивым звуком. За ним второй, третий, четвертый… — Иди же, отопри, — говорит Елена Александровна Даше, — дети вернулись. Лишь только горничная скрывается за дверью она быстрым движением схватывает полотенце и, обмакнув ее в кувшин с водою поспешно обтирает лицо, раскрасневшееся и вспухшее от слез. «Избави Бог, дети заметят!» О, они ничего не должны знать, как ей тяжело, их маме, особенно он, ее Гуля, ее крошка, ее радость! Он и без того такой слабенький, болезненный, чуткий. Она бережет его, как можно только беречь свое сокровище! Лидочка — не то. Лидочка не так чутка и совсем не такая, как Гуля… Лидочка спокойно приняла бы известие о том, что, может быть, никогда уже в жизни уже более не увидит матери… Лидочка такая крепкая, сильная, никогда не волнующаяся… Ничем ее нельзя ни тронуть, ни всколыхнуть. Елене Александровне даже немножко досадно на дочь. Точно Лидочка и не нуждается в ее материнских заботах и ласках. Елене Александровне кажется, что Лидочка не любит ее, никогда не подойдет приласкаться к ней, а если мать сама притянет ее к себе, обоймет или поцелует, то у девочки глаза расширяются и становятся не то испуганными, не то удивленными. И при виде этих глаз у Елены Александровны...
    3. За что? Часть четвертая. Глава VIII
    Входимость: 7. Размер: 16кб.
    Часть текста: жизни моей я сделала одну единственную работу только, -- вышила закладку "солнышку", и что это была за закладка! Крестики шли вкось и вкривь, вкривь и вкось. И все-таки закладка показалась достаточно прекрасной моему папе; он наградил меня за нее горячими поцелуями и пришел в настоящий восторг от сюрприза его девочки. Но тогда я работала с удовольствием и с любовью усеивала канву косыми и кривыми крестиками, а теперь, теперь я должна была работать для... мачехи. Немудрено поэтому, если иголка скрипела и гнулась в моих руках, делаясь мокрой от моих вспотевших от усилия рук, а гарус пачкался и рвался ужасно. Я приводила в настоящее отчаяние мою бедную "кикимору". -- Нет! Не хочу больше работать! -- вскрикивала я с отчаянием в голосе, забрасывая под стол мое злополучное плато. - О-о! Lydie! Что же вы подарите вашей maman? -- искренно ужасалась Тандре, собственноручно извлекая из-под стола решительно не задавшуюся мне работу. -- Во-первых, она не maman, а мачеха!-- кричала я со злостью, -- а во-вторых, вместо этого глупого плато я ей расскажу лучше сказку, в которой маленькая принцесса бросается в воду, оттого что злая мачеха мучает, ее... -- О-о, вы не расскажете такой сказки вашей maman, Lydie! -- самым искренним образом пугается гувернантка,-- вы не расскажете ее, во имя неба! -- Нет, расскажу!-- закричала я, уже топая ногами. -- Oh! Вы маленький демон в юбке!-- прошептала француженка и стала уговаривать меня "не делать скандала" и продолжать начатую работу, хотя бы только для того, чтобы не огорчить отца. Последние слова подействовали на меня. Хотя и с отвращением, я все же принялась оканчивать ненавистное...
    4. На всю жизнь (Юность Лиды Воронской)
    Входимость: 1. Размер: 172кб.
    Часть текста: загораются снова и слабая улыбка появляется на лице. Высокая, полная, с черной кудрявой головой, Зина Бухарина, прозванная Креолкой, сооружает перед трюмо сложную прическу. Чахоточная, хрупкая Миля Рант, Стрекоза, помогает ей в этом. Красавица Черкешенка, Елена Гордская, моя любимица, расчесывает у окна черные косы и мурлычет какой-то романс. Толстушка Додошка Даурская, хохотушка и лакомка, с набитым леденцами ртом вертится подле моей постели, на которой разложено легкое белое платье. Между нами, выпускными, было давно уже решено не делать нарядных платьев ко дню акта, с тем чтобы предназначенные на это деньги пожертвовать на поездку и лечение нашей больной классной дамы фрейлейн Фюрст; но наши баловники, родные, не пожелали лишить нас удовольствия, и более богатые дали возможность менее состоятельным семьям одеть их детей в традиционный актовый наряд. Больная же классная дама получила возможность лечиться на юге. Мой костюм удался на славу. Разложенное на постели белое платье оказалось чудом красоты. Вокруг него теснились подруги и, громко ахая, восхищались вкусом моей мачехи, "мамы Нэлли". Ольга Елецкая, по прозвищу Лотос, высокая черноволосая девушка, большая фантазерка, восхищалась больше других. Впрочем, на этот раз даже такие серьезные особы, как "профессорша", Женя Бутусина, Вера Дебицкая, первые ученицы, и степенная Старжевская, наравне с шумными маленькими сестричками Пантаровыми - Лизой и Женей и веселой хохлушкой из Киева Марой Масальской, "невестой" (она действительно была невестой одного киевского помещика), окружали мою постель. Хохлушка Мара суетилась...
    5. За что? Часть четвертая. Глава X
    Входимость: 2. Размер: 9кб.
    Часть текста: протяжении всего обеда необычайную гимнастику глазами, желая дать мне понять, что все-таки самое лучшее было бы попросить прощения у мачехи. В самом конце обеда папа поднял на меня впервые глаза и проговорил сухо: -- Теперь ты можешь не извиняться. Маме не нужно вырванное насильно извинение. А завтра я поговорю еще с тобою... "Не придется! Завтра я буду далеко, далеко отсюда",-- хотела вскрикнуть я, но тут же спохватилась, удержавшись с трудом. В восемь часов Тандре позвала меня проститься с папой и "ею", так как они уходили на весь вечер. Не знаю какой демон вселился в меня, но в эти минуты я не почувствовала ни малейшего раскаяния, ни желания переделать все, просить прощения, смириться и остаться подле того, кто до этого дня был светлым лучом моей жизни. Когда он с тем же холодным лицом крестил меня, когда его губы коснулись моего лба поцелуем, ничто не дрогнуло в моей душе от жалости и любви. "Ты не любишь меня больше и я в праве уйти от тебя к тем, кто меня любит ", -- медленно и звонко выстукивало мое оскорбленное сердце. И с потупленными глазами и бледным лицом я отошла от него. -- Bon soir, Lydie! -- произнес холодный, ровный голос "ее", но я сделала вид, что не слышала его. Однако Тандре вернула меня, и тихо шепнула по-французски: -- Вы не слышите, Lydie'? Ваша maman прощается с вами. Тогда медленными шагами я вернулась и произнесла: -- Bon soir, maman. -- Разве ты не слышала маминых слов? -- спросил отец строго. -- Слышала,-- отвечала я. Он только сердито нахмурился и ничего не сказал. Потом они ушли, а я осталась. Не отрываясь, смотрела я на быстро...

    © 2000- NIV