• Приглашаем посетить наш сайт
    Достоевский (dostoevskiy-lit.ru)
  • Cлова на букву "W"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    9WAS
    7WIE
    1WIND

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову WAS

    1. Записки институтки. Глава XIII. Печальная новость. Подписка
    Входимость: 2. Размер: 17кб.
    Часть текста: Надя Федорова и сделала злые глаза в сторону Крошки: "Поди, мол, сплетничай". - Да, да, она! Я слышала, как Maman упрекала фрейлейн за снисходительность к нам, я даже помню ее слова: "Вы распустили класс, они стали кадетами..." У-у! противная, - подхватила Краснушка. - А вдруг фрейлейн уйдет! Тогда Пугач нас доест совсем! Mesdam'очки, что нам делать? - слышались голоса девочек, заранее встревоженных событием. - Нет, мы не пустим нашу дусю, мы на коленях упросим ее всем классом остаться, - кричала Миля Корбина, восторженная, всегда фантазирующая головка. - Тише! Кис-Кис идет! Мы разом стихли. В класс вошла фрейлейн. Действительно, глаза ее были красны и распухли, а лицо тщетно старалось улыбнуться. Она села на кафедру и, взяв книгу, опустила глаза в страницу, желая, очевидно, скрыть от нас следы недавних слез. Мы тихонько подвинулись к кафедре и окружили ее. Додо, наша первая ученица и самая безукоризненная по поведению из всего класса, робко произнесла: - Fraulein! - Was wollen sie, Kinder (что вам угодно, дети)? - дрожащим голосом спросила нас наша любимица. - Вы плакали?.. - как нельзя более нежно и осторожно осведомилась Додо. - Откуда вы взяли, дети? - Да-да, вы плакали... Дуся наша, кто вас обидел? Скажите! - приставали мы... Кис-Кис смутилась. Добрые голубые глаза ее подернулись слезами... Губы задрожали от бесхитростных слов преданных девочек. - Спасибо, милочки. Я всегда была уверена в вашем расположении ко мне и очень, очень горжусь моими детками, - мягко заговорила она, - но успокойтесь, меня никто не обижал... - А зачем же вы давеча плакали в коридоре, когда разговаривали с Maman? Я все видела! - смело вырвалось у Бельской. - Ах ты, всезнайка! - сквозь слезы улыбнулась фрейлейн. - Ну, если видела, придется сознаться: я как мне ни грустно, а должна буду расстаться с вами, дети... - Расстаться?...
    2. Т-а и т-а (Тайна института). Глава V
    Входимость: 1. Размер: 28кб.
    Часть текста: подкравшись к постели Ники Баян шепнула: -- Ну что, душа моя, пойдем мы нынче в "Долину вздохов"? Княжна и Мара ждут вас там наверное -- Ах, до княжны ли нынче, Шарадзе, -- засмеялась Ника, вспыхивая и краснея до ушей. -- Ну, вот еще, а я, как нарочно, новую загадку вспомнила... Хотела Маре нести... Теперь не придется, -- вздыхает армянка. -- Хорошо, нам загадаешь, -- снисходительно разрешила Ника и, немного повысив голос, бросила обращаясь ко всем остальным. -- Medames! Приготовьтесь: Шарадзе новую шараду сейчас задаст. Мгновенно все становятся около постели Ники, на краю которой торжественно устраивается Тамара, заранее смакующая прелесть своей шарады. Пылающими глазами она обводит сомкнувшихся вокруг нее круг одноклассниц. -- Что это, душа моя, скажи: менее восьми, больше шести, ходит туда, сюда... Очень прилично... В слове "прилычно" Тамара произносит "и", как "ы", как всегда, когда немного волнуется. Кто-то фыркает. -- Medames, наша Шарадзе, душа моя, в математику пустилась. Так цифрами и сеет! -- хохочет Ника. -- А ты не смейся, а скажи! Смеяться каждый может, а решить не каждый может, -- с апломбом говорит армянка. -- Глупость какая-то, -- решает Золотая рыбка и смеется своим стеклянным смешком. -- Сама-то ты глупость. И твой аквариум глупость, -- неожиданно вспыхивает Тамара. -- А это, что задала я вам, не глупость, а...? Не угадываете? Так вот вам -- трамвай. -- Как трамвай? Почему трамвай -- звучат удивленные возгласы. -- Ну да, трамвай N 7, душа моя. Ведь по-русски говорила: поменьше ...
    3. Т-а и т-а (Тайна института). Глава IX
    Входимость: 1. Размер: 32кб.
    Часть текста: Рождественские каникулы, это -- время относительной свободы для институток. Встают на праздниках воспитанницы без звонков, а кому когда заблагорассудится. Ходят, одетые не по форме, со спущенными за спиной косами, в собственных "ботинках" и чулках. Классные дамы как-то добрее и снисходительнее в это время, мало взыскивают с провинившихся, еще меньше следят за своим маленьким народом. Жизнь, словом, выходит из своего русла и менее всего чувствуется пресловутая казенщина в праздничное время. Елка для маленьких вышла на диво красивой в этом году. Сами выпускные украшали ее цветными картонажами, разноцветным цепями, пестрыми фонариками и золотым дождем. На второй день праздника было решено устроить музыкально-вокально-танцевальный вечер "в пользу бедной сиротки". Какой сиротки -- никто, кроме первых, не знал. В сочельник утром депутация выпускных направилась к maman отнести программу. Генеральша Марья Александровна Вайновская, красивая, стройнаяя пятидесятилетняя женщина, с седым начесом пышных волос и с юношески молодыми глазами, внимательным, зорким "всевидящим" оком просмотрела программу и издала тихое "гм" на строках, указывавших, что на вечере предполагаются, между прочим, танцы босоножки и...
    4. Большой Джон. Глава 4
    Входимость: 1. Размер: 46кб.
    Часть текста: носу платок и быстрее молнии исчез за дверью. С этими словами сероглазая девочка стремительно влетела на кафедру. - Так нельзя!.. Мы не дети больше!.. Через два месяца мы выйдем на волю... Нас нельзя третировать, как девчонок... За Елочку мы пойдем просить maman сейчас же, сию минуту... А "шпионка" пусть уходит... Правду ли я говорю, медамочки?.. Правду ли я говорю? - Правду... Правду... Лида права... Вороненок прав... Молодец, Вороненок!.. - послышались взволнованные голоса. - Нет, неправду!.. Не прав ваш Вороненок, совсем не прав! - прозвенел единственный протестующий голос, и, наскоро растолкав толпившихся вокруг кафедры подруг, Сима Эльская очутилась подле Лиды. - А вы разве забыли, что Фюрстша сказала: или Елецкая, или я?.. Нельзя допускать до выключки Лотоса... Это убьет ее мать... А потому у Фюрстши надо попросить прощения... На этом настаиваю и я, и Большой Джон, и все, у кого есть совесть и честь... Надо урезонить "шпионку", ублажить ее... А то она, на самом деле, уйдет из института, потеряет свое место и заработок, потеряет кусок хлеба - и все это из-за нашей горячности... Так нельзя... Так нельзя... - Правда, медамочки... Волька права. Нельзя этого... "Шпионка"...
    5. Т-а и т-а (Тайна института). Глава XIII
    Входимость: 2. Размер: 14кб.
    Часть текста: языке Глаши) уложили девочку в мягкую чистенькую постель, Глаша даже засмеялась от восторга. Фрейлейн Брунс должна была приехать только через два дня. И уже четвертые сутки Глаша проводит здесь, в этой комнате, под замком, правда (ключ воспитанницы вытащили из кармана дортуарной Нюши, которая не считала нужным убирать комнату своей "дамы" во время отсутствия той). Таким образом, Глаша находилась здесь в полной безопасности, и старик Ефим мог вздохнуть свободнее за это время ее отсутствия и самым серьезным образом, без малейшей помехи, отдаться своей политике. Он умышленно оставлял дверь своей сторожки открытой настежь, чтобы стать, наконец, выше всяких подозрений со стороны начальства. Обед и лакомства в эти дни носились в "Скифкину" комнату, а не в сторожку, и Глаша блаженствовала здесь под призором очередной "тети" из выпускных. Последние не оставляли ее одну ни на минуту. Благодаря каникулярному времени, они могли отдавать поочередно время их общей "дочке". И "дочка" чувствовала себя здесь как рыба в воде. Ее занимали, развлекали, баловали, пичкали конфетами по очереди целый день то одна воспитанница, то другая. И если бы не лишение прогулок на свежем воздухе, (которые никак нельзя было устроить, держа Глашу в Скифкиной комнате, так как, чтобы проникнуть отсюда в сад, надо было бы вести девочку через весь институт), то малютке лучшего и желать было нельзя. А время все катилось да катилось своим чередом. Кончались праздники, съезжались институтки. И обычные занятия и уроки должны были начаться снова по установленной программе. *** Пасмурным, туманным январским утром к зданию Н-ского института подъехали извозчичьи сани. Швейцар, еще одетый по утреннему, без обычной своей красной ливреи, деловито вышел на. подъезд и высадил закутанную в платки фигуру. -- Все ли у нас благополучно, Павел? -- обратилась к нему с вопросом маленькая женщина. -- Все благополучно. Добро пожаловать, Августа Христиановна. -- А я...

    © 2000- NIV