• Приглашаем посетить наш сайт
    Чехов (chehov.niv.ru)
  • Cлова на букву "Q"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    1QUAND
    15QUE
    1QUEL
    1QUELQUE
    9QUI

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову QUI

    1. Лидочка
    Входимость: 1. Размер: 25кб.
    Часть текста: А бархатную курточку оставите здесь? Выросли они из нее очень, барыня. — Все равно, оставь здесь. Краснощекая, плотная Даша, с улыбающимся лицом, на котором, в виде забавной пуговки, торчит крошечный носик, растерянным недоумевающим взглядом смотрит в глаза своей барыне. Эти глаза заплаканы, красны, и на всем бледном, худеньком болезненном личике видно много страданья. «Ишь, ведь, убивается! — про себя размышляет Даша. — Видно, нелегко со своими расставаться!» И она упирается обеими руками в груду белья, наложенного горкой, и сильно захлопывает крышку дорожного сундука, обитого клеенкой и украшенного металлическими пуговками. Громкий продолжительный звонок долетает из передней настойчивым звуком. За ним второй, третий, четвертый… — Иди же, отопри, — говорит Елена Александровна Даше, — дети вернулись. Лишь только горничная скрывается за дверью она быстрым движением схватывает полотенце и, обмакнув ее в кувшин с водою поспешно обтирает лицо, раскрасневшееся и вспухшее от слез. «Избави Бог, дети заметят!» О, они ничего не должны знать, как ей тяжело, их маме, особенно он, ее Гуля, ее крошка, ее радость! Он и без того такой слабенький, болезненный, чуткий. Она бережет его, как можно только беречь свое сокровище! Лидочка — не то. Лидочка не так чутка и совсем не такая, как Гуля… Лидочка спокойно приняла бы известие о том, что,...
    2. Дурнушка. Часть первая. Глава XI
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    Часть текста: ваша тетушка, позвала меня, к вам я, как видите, сразу воспользовался ее приглашением, - первое, что сказал он, пожимая мою руку. Я стояла потерянная, сконфуженная, забыв обязанности хозяйки, выронив томик Тургенева из своих дрожащих рук. Водов поднял книгу и положил ее на стол, все еще не сводя с меня взора. И вдруг точно что подтолкнуло меня. Сделав над собою невероятное усилие, я отбросила досадное смущение и спросила: - Сергей Вадимович, ведь то стихотворение, которое вы читали с эстрады три дня тому назад, посвящено... - Вам, - договорил он просто. Лица его я не видела, потому что опустила ресницы, чтобы не выдать выражение глубокого счастья, охватившего меня в эту минуту и отразившегося в моих глазах. - Оно было посвящено вам как творцу "Сна девушки", восходящему светилу и будущей яркой звездочке на нашем литературном горизонте, - сказал он и низко, почтительно склонился передо мною. Что-то дрогнуло внутри меня. Так вот оно что! Он интересуется не мною лично, а тем дарованием, которое угадывает во мне! И сердце мое больно сжалось от разочарование и стыда, но лишь на одну минуту. "А разве всех других девушек не любят за что-то? - стараясь себя успокоить, рассуждала я, - одних за доброту, других за ум, третьих за красоту и грацию? Разве можно полюбить ничтожество? Нет, нет! Если суждено мне быть хоть крошечку любимой им, этим бесконечно милым человеком, пусть он любит за талант или за что другое, не все ли равно - лишь бы любил, лишь бы ценил и уважал меня,...
    3. Т-а и т-а (Тайна института). Глава ХV
    Входимость: 2. Размер: 20кб.
    Часть текста: Баян и красавица Неточка выглядели ужасно. Но, несмотря на это, прохожая публика очень охотно заглядывалась на разрумянившиеся на морозе личики, на ярко поблескивающие юные глазки. Сбоку, с видом всевидящего Аргуса, путешествовала Скифка, поглядывая зорко по сторонам, хотя старалась казаться непричастной к шествию. На перекрестке столкнулись с толпой кадетиков. Румяный толстощекий мальчуган уставился на Нику. -- Помилуй Бог, да ведь это Никушка! -- Вовка! И Ника Баян кинулась навстречу младшему брату. -- Приходи в воскресенье на прием, -- оживленно шептала она, пользуясь минутным невниманием Августы Христиановны. -- Всенепременнейше. Даю мое суворовское слово честного солдата, и ты поклонись за это от меня кому-нибудь. -- Знаю, знаю, Золотой Рыбке, -- хохотала Ника. -- Ну, понятно, ей. Помилуй Бог, угадала. Она славная этакая. -- Баян, как ты смеешь разговаривать с проходящими мужчинами? -- словно из-под земли выросла перед ней Скифка. -- Это совсем не мужчины, фрейлейн, а мой брат Володя, -- оправдывалась девушка, в то время как карие глазки все еще горели радостью встречи с любимым братом. -- Это неприлично. А это кто? Зачем он так смотрит на тебя, Чернова? -- накинулась Августа Христиановна на черненького Алеко, имевшего несчастье привлечь на себя взоры высокого статного кадета, с насмешливо задорными глазами и...
    4. За что? Часть третья. Глава III
    Входимость: 1. Размер: 13кб.
    Часть текста: высокая лестница. Сумрачный, длинный коридор, по обе стороны которого тянутся классы. Мы в классе. Огромная, светлая комната, с бесчисленными партами и кафедрой по средине. На стене развешаны географические карты; в двух углах четыре классные доски на мольбертах. В простенке между окнами столик классной дамы, а у дальней стены огромный шкап, длинный и низкий, где хранятся платки, калоши и шарфы, которые воспитанницы надевают во время гуляния по институтскому саду. В этом же шкапу также и гостинцы, и домашняя провизия, которую девочкам приносят родные. Все это я увидала сразу, когда перешагнула через порог стеклянной двери, отделяющей от коридора седьмой класс. Лишь только мы вошли туда, m-lle Рабе поднялась на кафедру и произнесла, обращаясь к классу: -- Не шумите, дети. Я и m-lle Комисарова должны идти с вечерним рапортом к maman. Будьте умницами и готовьте ваши уроки. Кстати, объясните новенькой, что задано на завтра. И кивнув нам головой, она, в сопровождение пепиньерки, вышла из класса. Едва обе они исчезли за дверью, невообразимый шум поднялся в классе. Меня окружили со всех сторон до сорока девочек, живых, шумливых, белокурых, черненьких и русых, хорошеньких и дурнушек, разного возраста и разного типа. -- Дикарка! Дикарка! -- кричала одна из них, -- откуда явилась, из Австралии или Америки? -- Оставь ее, Додошка, она укусить. Видишь, уж и зубы выставила. -- Не укуси нас, пожалуйста, Воронская!-- и русая кудрявая головка Милы Рант наклонилась к самому моему лицу. Меня неудержимо тянуло броситься на задорную девчонку, выцарапать ей глаза или вцепиться зубами в это белое, бледное личико со смеющимися глазами. Я силою сдержала себя, до боли стиснув пальцы и, нервно похрустывая ими, оглядывалась...
    5. Люда Влассовская. Часть первая. В институтских стенах. Глава III
    Входимость: 1. Размер: 18кб.
    Часть текста: В институтских стенах. Глава III Дядя Гри-Гри и математика. Маленькие невзгоды Сегодняшний день был началом классных занятий. Поднявшись во второй этаж и пройдя бесконечно длинным коридором, мы вошли в класс, на дверной доске которого чернела римская цифра I. Заветная, давно жданная цифра! В продолжение долгих шести лет институтской жизни сколько надежд и грез было обращено к последнему, выпускному году, к последнему, старшему классу, который служил преддверием будущей свободной, вольной жизни!.. До сегодняшнего дня мы считались еще младшими и все лето помещались в нашем II классе, несмотря на выдержанные весною переходные экзамены, а желанный I класс оставался пустым и закрытым на ключ. Но сегодня, лишь только мы вступили в коридор старшей половины, где помещались два отделения пепиньерок и два старших класса, мы увидели двери нашего будущего помещения гостеприимно открытыми настежь. Не без радостного трепета вошли мы туда. Комната выходила окнами на улицу. Но к этому обстоятельству мы уже привыкли в предыдущие годы, так как, начиная с IV класса, ежегодно занимали помещения, выходившие на улицу. - Ах, душки, солнышко! - наивно обрадовалась миниатюрная и болезненная на вид Надя Федорова, всегда приходившая в умиление кстати и некстати. Действительно, солнце светило вовсю, желая как будто поздравить нас с новосельем. Оно заливало ярким светом белоснежный потолок класса, его красивые, выкрашенные в голубую масляную краску стены, громоздкую кафедру, черные доски и бесчисленные карты всех частей света и государств мира, тщательно развешанные по стенам. - Как это странно, mesdam'очки! - произнесла Миля Корбина, устремляя в окно свои всегда мечтательные глазки. - Как это странно! Вчера еще мы слонялись по ...

    © 2000- NIV