• Приглашаем посетить наш сайт
    Гоголь (gogol-lit.ru)
  • Cлова на букву "X"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    2XLIV
    6XXXI
    4XXXII
    3XXXIII
    3XXXIV
    3XXXIX
    3XXXVIII

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову XXXVIII

    1. Дом шалунов
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    Часть текста: детей и их неуменье предвидеть все последствия своих проделок, выдуманных иногда ради шутки; бывают и такие шалости, которые свидетельствуют о том, что дети более или менее испорчены, что они нуждаются для исправления в особенно внимательном воспитании, а иногда даже и в лечении. Скрывать от детей проделки их сверстников из ложного опасения, что дети, узнав, как шалят их товарищи, сами начнут шалить, -- нет ни малейшего основания. Напротив, с воспитательной точки зрения нужно признать гораздо более желательным показать юным шалунам и веселым резвушкам всю, нередко неприглядную, сторону их шалостей (конечно, без скучных нравоучений, которые редко достигают цели и наводят на детей лишь тоску). С другой стороны, нельзя не учитывать и того, что у юных читателей ничто другое не вызывает такого искреннего, сердечного смеха, как описание невинных шалостей, свойственных детскому возрасту. И это смех здоровый, который не может повлиять нежелательным образом на хорошего ребенка, а иного шалуна, пожалуй, даже исправит. Все эти соображения легли в основу предлагаемой книги, которая вводит юного читателя в маленький мир маленьких проказников -- в пансион, куда отданы на воспитание и исправление юные шалуны; здесь они встречают однако не резкое, строгое обращение со стороны наставников, а, напротив, доброе, сердечное отношение, и...
    2. Счастливчик. Глава XXXVIII
    Входимость: 1. Размер: 3кб.
    Часть текста: Счастливчик Глава XXXVIII В маленькой, почти крошечной, комнатке служанки, общей горничной для всех, снимающих скромные комнатки, бедных жильцов, Алина мама опускается на стул и горько-горько плачет. -- О, вы великодушный, добрый, чудный мальчик,-- шепчет она, прижимая к своей худенькой груди голову Киры,-- если бы не вы, не ваша помощь... -- и она вздрагивает всем телом при одной мысли о том, что могло бы тогда случиться. И град горячих, благодарных поцелуев сыплется на Счастливчика. Но еще теснее, еще болезненнее сжимается от них его сердце. Точно невидимые когти раздирают его на тысячу кусков. О, эта бедная, худенькая Алина мама не знает, очевидно, кто виновник болезни ее милого мальчика... Какая мука! Какой ужас! Счастливчик не в силах выносить этого ужаса, этой муки. Вне себя, падает он на колени перед доброй, ласковой, несчастной, рыдающей женщиной и рассказывает ей все, как было, все, все... Это целая исповедь... Ни капли в ней лжи, ни утайки... Все, как было,-- и про войну, и про плен, и про сарай для дров рассказывает Счастливчик, смешивая слезы со словами, слова с рыданиями. Когда все рассказано, все до капли,-- он скрывает лицо, приткнувшись к коленям Раисы Даниловны своей маленькой головкой, и лепечет, всхлипывая и дрожа всем телом: -- Ну, вот... вот видите, видите, что я вовсе не великодушный!.. Я виноват, очень виноват перед Алей!.. Ведь это я причина его болезни!.. Да! Да! И вы не должны называть меня великодушным... И не должны меня любить... Я не стою ни вашей ласки, ни любви бедного Али! Не стою, не стою! Нет! Нет! И замирая всем существом своим, он ждет, что вот-вот его оттолкнут, выгонят отсюда, и что град заслуженных упреков и обвинений посыплется на него... Ах, уж скорее бы, скорее! Но что это? Две нежные руки обнимают его голову, прижимают к себе... А добрые голубые глаза Алиной мамы смотрят ему прямо в душу. И добрый, кроткий, ласковый голос говорит так нежно и задушевно ему: -- Не мучь себя, мой мальчик... Не мучь себя... Господь с тобою!.. Не по злобе все это вышло, нечаянно, сгоряча... Я все знаю, все -- и про завтраки твои знаю... Аля мой рассказывал мне все, все... И дрожащие, трепещущие губы крепко и нежно целуют склоненную головку.
    3. Дом шалунов. Глава XXXVIII. Тук-Тук!
    Входимость: 1. Размер: 2кб.
    Часть текста: Дом шалунов Глава XXXVIII. Тук-Тук! -- Тук-тук-тук! Было 6 часов утра и пансионеры еще спали. Вставали они в 7. Стало быть, до одеванья и утренней молитвы оставалось еще спать целый час. И вдруг... -- "Тук! Тук! Тук! Тук!" Арся Иванов, который спал против самого окна, подумал, что это его сосед Бобка Ящуйко придумал какую-нибудь шутку, чтобы подразнить его, Арсю. Сквозь сон, заспанным голосом, он крикнул: -- Бобка, отстань! А то я тебя щёлкну по носу моей хлопушкой! Хлопушка у Арси имелась постоянно. Он бил ею мух по стенам пансиона в досужий час. -- Тук! Тук! Тук! Тук! -- простучало как бы в ответ на слова Арси. Арся вскипел, потому что любил спать, как никто из всех маленьких пансионеров. Заспанный и сердитый, он, не раскрывая глаз, опустил руку, нащупал ею сапог у своей постели и запустил им в Бобку. Бобка, спавший до сих пор как сурок, подпрыгнул на пол-аршина от кровати и запищал на всю спальню: -- Ай! Ай! Ай! Кто дерется? -- Тук! Тут! Тук! -- отвечало ему что-то громким, настойчивым стуком у окошка... Бобка и Арся, как по команде, открыли глаза, оба сразу, потом рты и произнесли в один голос, сидя на своих постелях: -- Вот так штука!

    © 2000- NIV